Library (AoS)

Подписчиков: 1     Сообщений: 5     Рейтинг постов: 16.1

Library (AoS) Hosts of Slaanesh Grand Alliance Chaos Age of Sigmar ...Warhammer Fantasy фэндомы 

Где же Слаанеш в Age of Sigmar


После гибели Старого мира, объевшись душами, Слаанеш стал уязвим. Героическими усилиями Морати, Тирион, Теклис и Малерион смогли заточить Слаанеш в подпространстве под названием Скрытые сумерки, после чего каждый попытался извлечь часть душ из бога Хаоса. Так появились Дочери Кхаина, глубоководные Идонеты и другие. 

Library (AoS),Hosts of Slaanesh,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы


Так что же такое эти Скрытые сумерки? Хороший вопрос. Реальность в Эре Сигмара существует в виде огромных миров - магических Смертных царств, Царства Хаоса и эфирной пустоты - огромного пространства, известного как Великое ничто или Внешняя тьма. Однако пространство между мирами далеко не пустует. В нём находится множество странных вещей, как например огромный нексус врат, ведущих во все миры, Серебряные башни и всевозможные небесные существа. В эфирной пустоте миры света и тени, Хиш и Улгу, связаны, вращаясь вокруг друг друга и создавая цикл дня и ночи в других мирах. Между ними лежит таинственное место, где тьма и свет встречаются, и как попасть туда знают лишь боги Хиша и Улгу. Это Скрытые сумерки - отличное место, чтобы заточить в нём ужасающего бога Хаоса, который хочет поглотить весь твой вид. 

Vaiamviii, C IT AO IL ОТ ТИI etTICIOUN,Library (AoS),Hosts of Slaanesh,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы

 Так, где Слаанеш мы узнали, но как поживают его последователи? По-разному... 

Некоторые, такие как Захватчики например, просто продолжают вести себя как обычно - в конце концов сила разврата всё ещё бушует в смертных мирах, и истинный путь поклонения Слаанеш - это отдаться самым необузданным желаниям. 

Library (AoS),Hosts of Slaanesh,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы


Самозванцы например, примерили на себя мантию Слаанеш, посчитав себя достойной заменой Тёмному принцу. 

Library (AoS),Hosts of Slaanesh,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы


И наконец Искатели бесконечно ищут Слаанеш в Смертных мирах, используя скорость и чувствительные сенсорные органы. Поиски Слаанеш во многом абсурдны. С одной стороны Искатели никогда не найдут своего бога, потому что ищут нематериальное в материальных местах. Однако Искатели стекаются в Улгу, даже не подозревая, как близко они подобрались к своему богу.

Library (AoS),Hosts of Slaanesh,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы


Развернуть

Malign Portents Seraphon Grand Alliance Order Age of Sigmar Library (AoS) ...Warhammer Fantasy фэндомы 

Гаснущая звезда


Стелларий представлял собой вибрирующее скопление концентрических каменных сфер. Он был окружен парящими шарами слепящего света и занимал комнату, по размерам сопоставимую с городской площадью. Изображение эфирной пустоты было неподвластно понимаю смертного разума, и только древние слааны могли постичь истину.

 Ма’Куат был звездным жрецом и смиренным слугой этих богоподобных существ, и подобные вещи были далеко за пределом его пытливого ума. Но даже он чувствовал, что произошло что-то очень важное и по истине страшное. 

 Звезды увядали в пустоте. Но не естественный цикл, по-своему прекрасный и неумолимо жестокий, был тому причиной. 

 Это было убийство, медленное и целеустремленное, и осуществлялось оно в поистине космических масштабах. 


 Маленькое существо с нарастающим ужасом наблюдало, как пылающие огни модели вселенной исчезали и становились черными, словно уголь. Звездная кровь, дарующая им жизнь, превращалась в ничто. Космическое пространство и раньше перекраивалось множество раз. 


Но сейчас за всем этим стоял не вечный враг, Ма’Куат был в этом уверен. Во всем здесь ощущалась невероятная тонкость и непостижимой сложности план, сплетенный с терпением самой вечности. Всё это было совершенно не присуще Темным Богам с их безудержным стремлением к хаосу. 


 Пелена тьмы опустилась на великую Звездную палату. На мгновение Ма’куату показалось, что он слышит насмешливый шепот, доносящийся из теней. Тревога охватила его, и он рефлекторно поднял свой змеиный посох. 

 Тишина. Ма’Куат зашипел, покачав головой. Ничто не могло проникнуть на храмовой корабль Аксимахотль, минуя Нарок-Гара и его часовых. 


 «Повелитель должен проснуться», - сказал он. Его тихий голос прозвучал чуждо в тишине золотого зала. 

 Ма’Куат повернулся и поднялся по лестнице. Добравшись до самой высокой галереи, он прижал свою когтистую руку к выемке в стене. Камень засиял лазурным светом, и дверь распахнулась. Журчащий поток кристально чистой жидкости стекал по центру прохода, облицованного золотым кирпичом. Звездный жрец шагнул вперед, и благословенные воды успокоили его сердце и сосредоточили внимание. 


 Тропа уходила всё выше и выше, кружась в безумном танце переплетений и поворотов. Ма'Куат прошел ряды сверкающих зиккуратов, окруженных рвами ослепляющего звездного света. Он шагал среди смещающихся блоков из полированного золота, которые закручивались и перестраивались в непостижимом ритме. 


 Наконец звездный жрец достиг обширной сферической пещеры с единственным мостиком сверкающих плиток, ведущих через пустоту. Ма'Куат бросил взгляд на Всемирную палату, лежащую далеко внизу. Там раскинулись массивы джунглей, изрезанных сверкающими дельтами рек. Отголосок тоски тронул сердце звездного жреца. Прошло слишком много времени с тех пор, как он охотился вместе с родичами, с тех пор так как дышал сладковатым болотным воздухом и чувствовал кожей тепло нагретых на солнце камней. Воспоминания о далеком прошлом. Его повелитель нуждался в нем, и Ма’Куат готов был служить лорду Ксиатамосу до самой смерти. 


Смертному разуму невозможно постичь устройство храмового корабля, но для сцинка всё вокруг было знакомым и родным. В дальнем конце моста находился проход к подножию жертвенника повелителя. Пирамида поднималась высоко, ее вершина терялась в вихре туманов. Бурлящая масса змей и ящериц заполняла гравированные ступени, но она расступалась перед Ма’Куатом, словно живая река, по мере того, как он карабкался вверх. 


 На вершине алтаря под грозовым облаком эфирной энергии висел трон резного обсидиана. На этом троне восседал лорд Ксиатамос.

 «Повелитель!» - возопил Ма'куат, бросившись вперед. Он испугался, что Ксиатамоса настигла смерть. Хозяин храма-корабля был сгорблен и неподвижен. Его раздутое тело выглядело не привычно зеленым, но серым и увядшим, словно облупившаяся краска. Во впалых глазах слаана не было жизни, и лицо покрывали фиолетовые синяки.


 Ма'куат закрыл глаза, положив руки на лоб лорда Ксиатамоса. Несколько мучительных мгновений он не чувствовал ничего. Затем, едва уловимая искра сознания коснулась звездного жреца. 


 Сцинк облегченно вздохнул, но его радость была мимолетной. Ма'куат никогда не чувствовал себя таким одиноким, таким беспомощным. Смерть и катастрофа неумолимо приближались, и лишь безграничная мудрость повелителя могла вести потерявшихся в пустоте нерешительности. 


 Звездный жрец замер, глядя на увядающий облик своего повелителя. Над ним, небесные энергии кипели и переплетались, и в глубинах этой бури Ма’куат увидел сверкающее созвездие Клыков Сотека, пылающее яростной жизненной силой посреди небытия. 


«Судьба миров теперь зависит от низких существ, - прошептал сцинк. План действий сформировался в его голове. Радикальный и крайне кощунственный. Но звездный жрец не мог бездействовать, пока темнота разрасталась вокруг, дабы проглотить все. 


 Нарок-Гар стоял на посту перед большими дверями нерестовых покоев, неподвижный, словно статуя. Солнцекровный выглядел так, будто был высечен из обсидиана неумелым скульптором. Шрамы и ожоги покрывали его серо-зеленую чешуи от кончика носа до кончика хвоста, а над левым глазом зияла ужасная рана – старая отметина от встречи с кхорнатским топором. 


 Часовой даже не взглянул на звездного жреца.


 «Ты не Повелитель,» - прорычал Нарок-Гар. – «Прохода нет.”


 «Лорд Ксиатомос не придет,» - проверещал Ма’Куат. “Он впал в долгий сон и не проснется. Теперь вся ответственность на нас, почтенный. “ 


 Безжалостные глаза Нарока-Гар наконец встретились с глазами сцинка. Он из всех сил старался не съежиться под этим древним взглядом. Солнцекровный считался старым даже для своего рода, и не было счета его победам над силами Темных Богов.


 «Древняя сила растет», - сказал Ма'Куат. «Смерть истощает свет звезд и погружает владения во тьму и страх. Мы должны действовать. Цикл нереста должен быть ускорен. Мы должны готовиться к войне. 


 “Ты не Повелитель.» 


«Он не придет,» – повторил Ма’Куат. – «Наш повелитель умирает. Созвездия гаснут. Если мы не вмешаемся…» 


 Нарок-Гар тихо зарычал, и звездному жрецу захотелось убежать. Тем не менее он твердо стоял на своем, встречая взгляд воина-завра со всей смелостью, на какую только был способен. 


 «Разве ты не хочешь сражаться?» - спросил он. «Как давно твоя палица пробовала кровь нечистого в последний раз?» 


 Солнецкровный долго хранил молчанье. Прошли часы, но сцинк хорошо знал особенности интеллекта завров, и потому просто ждал. Наконец, часовой отступил назад и ударил своей обсидиановой палицей по двери позади себя. Звук, многократно усиленный эхом, пронесся по залам. Через мгновение двери с грохотом отворились, и Солнцекровный отошел в сторону, давая Ма’Куату пройти. 


 Когда сцинк вошел в нерестовую комнату, его охватила дрожь. Путь вел по краю большого озера, его темные воды были спокойными и мерцающими. Огромные золотые колеса были встроены в стены, отмеченные иероглифами и священными письменами, а потолок терялся высоко в небе. Благословенный свет звезд проникал в пруд рождения. Повсюду стояли бдительные стражи, с копьями и палицами наготове. Никто даже не шелохнулся, когда мимо них прошел Ма'Куат, направляясь к возвышенному помосту в дальнем конце комнаты. 


 Он шагнул к резному камню в центре платформы, и его рука зависла в дюйме от его мерцающей поверхности. Никогда прежде ни один из звездных жрецов не подвергался такой ужасной ответственности. Было совсем непросто ускорить цикл нереста. Серафон, рожденный слишком рано, часто впадал в звериную ярость и был неспособен контролировать хищнические инстинкты своего первобытного «я».


 Но у Ма’Куата не было другого выбора. Направив свой разум, он прижал коготь к резному камню так же, как это много раз делал его Повелитель. 


 Скрежет раздался в глубине, затем всё заглушил рев нахлынувшей жидкости. Золотые колеса начали вращаться, и вода выливалась вспенивающимися потоками. В этой круговерти можно было разглядеть вращающиеся фигуры – живые организмы, из которых вскоре вырастут армии звезд. 


 Воздух стал горячим и влажным. Ма’Куат наблюдал, как пузырится и бурлит в пруду новая жизнь. 


 Какофония хриплых мучительных криков, вырывавшихся из полу сформировавшихся ртов, наполнила комнату. Кровь окрасила воды.


 «Рожденные в ненависти», - промолвил Нарок-Гар, заставив Ма'куат подпрыгнуть от неожиданности. Солнцекровный появился на удивление незаметно. – “Рожденные в боли. Боль дает силу.” 


 «Она им понадобится», - ответил сцинк.Нарок-Гар зарычал в согласии. 


 «Я призову звездное войско», - сказал старый воин.


 «Куда нам ударить, звездный жрец?» 


 «Аметистовое владение», ответил Ма’Куат.


 «Оттуда расползается порча, похищая жизнь у всего, что коснется. Свет Сотека укажет нам путь, почтенный. Я лишь надеюсь, что еще не слишком поздно…”


Malign Portents,Seraphon,Grand Alliance Order,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)
Развернуть

Warhammer Adventures Age of Sigmar Library (AoS) ...Warhammer Fantasy фэндомы 

Город Лайфстоун

 
 Смертные владенияКаждое из Смертных Владений – целый мир, наполненный могущественной магией. Необъятные в размерах, они представляют собой бесконечные возможности для исследования и приключений: изменчивые города и зачарованные леса, благородные создания и ужасные звери за гранью воображения. Но в каждом уголке владений битвы разгораются между армиями Порядка и силами Зла. Это продолжительная война должна быть выиграна, дабы владения смогли существовать в мире и свободе.

^ГТЩ ) ' / /ху ШГ\ 1 1 у Y V,Warhammer Adventures,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)



 “А ну пошевеливайся!”
 Варвар с изуродованным лицом взмахнул кнутом, и Кири пошатнулась, пытаясь удержать черный валун на спине. Впереди неё вереница согбенных фигур медленно взбиралась по склону горы. Пыльное коричневое тряпье облепляло их истощенные потные тела. Солнце было похоже на тусклую медную монету, затянутую черными облаками, а душный воздух насквозь пропах серой. Здесь, в Акши всегда было жарко. Эти земли неспроста назывались Владением Огня.

 Над девочкой нависали огромные укрепления: наполовину построенные оборонительные валы и крепостные стены, увенчанные злобными каменными головами зверей и украшенные зловещими символами, от одного взгляда на которых у Кири начинали болеть глаза. Стены прижались к вершине горы, огромная черная крепость, построенная для защиты…чего? Никто из рабов не мог с точностью ответить на этот вопрос. Одни говорили, что там находился древний артефакт, таинственное оружие, способное переломить ход многовековой войны. Другие уверяли, что гора является логовом дремлющего создания - огненного дракона невероятных размеров, которого Присягнувшие Тьме варвары намерены натравить на своих врагов. Но самые рассудительные полагали, что за оборонительными укреплениями находились Врата владения – проход между мирами, опорный пункт, овладеть которым стремилась каждая из сторон. Этот вариант казался Кири наиболее правдоподобным. Мысль о том, что за этой огромной грудой камней может находиться спасение от бесконечного кошмара…Слишком хорошо, чтобы быть правдой. 

Последний участок подъема был самым трудным, земля норовила осыпаться и уйти из-под ног. Кири всё же смогла взобраться, бросив булыжник на груду других камней в тени внешней стены. Выпрямившись, она позволила себе короткое мгновение насладиться небывалой легкостью во всем теле, прежде чем отправиться за новой порцией груза. Её глаза щипало, кожа была сплошь покрыта ссадинами и синяками, а конечности казалось вот-вот отвалятся. Но все же на пару секунд она почувствовала себя обыкновенным человеком. 

На склонах ниже лагеря рабов Кири могла разглядеть орду Присягнувших тьме, обосновавшуюся в горных объятиях. С высоты их пристанище напоминало гнездо крыс, облаченных в вареную кожу и тусклую броню, рядом с которыми на привязи сидели черные боевые псы. Когда цитадель будет достроена, варвары переберутся туда, но пока они здесь, на открытом воздухе. “Поэтому и постоянно твердят нам, чтобы мы работали быстрее,” – подумала Кири. – “Они боятся того, что может произойти.” 

Кто-то тронул её за рукав, и Кири круто обернулась, готовая извиняться перед надсмотрщиком за безделье. Но перед ней стоял молодой парень с обветренным лицом, его покрасневшие глаза светились добротой. Девочка сразу поняла, что к чему. 
 “Келлан,” – сказала она. – “Пора?”
 Парень кивнул в ответ. – “Иди. Я отвлеку его.” Он подскочил к покрытому шрамами надсмотрщику, упал перед ним на колени, прося воды. Варвар скривился и опрокинул Келлана ударом ноги. Кири без промедлений бросилась прочь, вниз по склону и дальше, через неглубокий овраг в сторону лабиринта из тряпичных палаток и пепельных отвалов, что стал её пристанищем в эти последние несколько месяцев. Или дольше?

 Она уже почти не помнила свою прежнюю жизнь, до того, как Присягнувшие тьме пленили её.Она добралась до палатки, готовясь заскочить внутрь. Затем на мгновение она подумала, что видит на горизонте движущуюся тень. Приближается? Трудно было сказать; Шлаковые горы были сплошь черного и серого оттенков. Но это был другой вид тьмы, надвигающийся туман, покрывающий далекие вершины одну за другой. На мгновение ей показалось, что она почувствовала прохладный ветерок на лице. 

Затем раздался голос её матери, и Кири нырнула в палатку. Читан лежала, завернувшись в тонкое одеяло на гладком участке земли, специально расчищенном для неё её дочерью. Глаза женщины открылись, и она улыбнулась потрескавшимися губами. Кири встала на колени и Читан попыталась обнять её. Кожа женщины была сухая, словно бумага, а руки казались невесомыми. Но Кири всё еще ощущала биение жизни внутри матери. 

Женщина притянула дочь к себе. “Пришло время…уходить,” – прошептала она, глядя Кири в глаза. 
Девочка удивилась. “Но мам, я же только пришла.” Читан засмеялась, но её смех почти сразу перешел в кашель. “Без шуток,” – сказала она и сильнее сжала руки, а голос её стал крепче. – “Мы говорили об этом, Кири. Мы долго заботились друг о друге, но сейчас ты больше не сможешь мне помочь. Я не позволю тебе умереть рабыней. Найди способ выбраться. Делай всё что угодно, но только вернись домой.”

Warhammer Adventures,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)

 “В Лайфстоун,” – произнесла Кири. Она слышала так много историй о своем родном городе, что порой ей казалось, что знает об этом месте всё. Читан родилась там, провела юность среди зелени фруктовых садов. Она влюбилась, вышла замуж и двенадцать лет назад родила дочь. Затем что-то вынудило их покинуть родные края и скитаться в глуши, где они и попали в лапы поработителей. Кири толком не знала, почему её мать оставила столь любимый город. Читан и сама не знала, просто так уж случилось. 
 “Лайфстоун,” – проговорила Читан, смакуя слово. Она повернула руку дочери, обнажив черное родимое пятно на её запястье, формой напоминающее гладкий круг с торчащей из него стрелой. – “Ты достойна лучшей жизни. Найди город. Пообещай мне.” 
Кири кивнула. – “Я попробую.”
 Женщина тряхнула головой. – “Не пробуй.” – её голос был не более, чем хриплый вздох. –“Найди.”
 Слезы покатились из глаз девочки, и она отвернулась. – “Я обещаю.” Читан повалилась на землю, её грудь продолжала вздыматься и опадать, но с каждым разом всё слабее. Кири повесила голову. Такова была природа вещей, она понимала это, но сердце девочки разрывалось от боли. И куда бы не отправилась сейчас её мать, там всяко было лучше, чем здесь. Рука Читан безвольно опустилась. Женщина лежала неподвижно и бездыханно. 

 “Маленькое ленивое отродье!” – прорычал голос снаружи, а затем крепкая рука схватила Кири и выволокла её из палатки. Варвар злобно взирал на девочку сверху-вниз, обнажив пожелтевшие зубы. “Будешь знать, как отлынивать от работы.” Кири отшатнулась в сторону, и кнут лишь скользнул по её плечу. “Нет,” – запротестовала она. – “Моя мама…Она…”
 “Она что?” – спросил надсмотрщик. – “Мертва? Ты отправишься вслед за ней, если так и будешь тут сидеть.” Он потянулся к ней и подтащил к себе. Девочка почувствовала, как горе и ужас заполняют её изнутри. Но сейчас нельзя было поддаться эмоциям. Смрадное дыхание варвара обдало девочку, а в ушах в последний раз прозвучал голос матери. “Пообещай мне.” Кири вывернулась, и со всей силы ударила кулаком. Она угодила точно в челюсть надсмотрщика, и тот вскрикнул от удивления и упал, потеряв равновесие. Самодельная рогатка была привязана к поясу девочку и спрятана под её обносками. Кири выхватила её и скользнула рукой в секретный мешочек с боеприпасами, спрятанный в складках одежды. Но прицелиться она не успела – события вокруг стали развиваться слишком стремительно. 

Молния ударила в склоны внизу. Электрический заряд, словно многохвостый кнут, рассек застывший воздух. Девочка вспомнила ту тень на горизонте. Буря застала всех врасплох, грозовой фронт теперь бурлил прямо над головами. Молнии засверкали одна за другой, и там, куда они попадали, Кири видела золотые вспышки, словно свет маяка во тьме. Затрубили рога и застучали барабаны, когда орда Присягнувших тьме ринулась в бой. Обнажились мечи и топоры, а свирепый рев возвестил о том, что ужасного троггота выпустили из клетки. Раскаты грома раздавались снова и снова, и до Кири донесся лязг стали. Надсмотрщик поднялся на ноги, потирая челюсть. Двое его соратников приближались, помахивая железными дубинками. Девочка подняла свою рогатку, внимательно следя за тем, как её окружают. Затем по долине пронесся голос, громче всего, что она когда-либо слышала в своей жизни. Глубокий и оглушительный, он отозвался дрожью в каждом камне под ногами Кири. 

Далеко внизу, на склоне показалась одинокая фигура, сверкая золотом во мраке. “ИМЕНЕМ ЗИГМАРА,” – провозгласила фигура, и девочка заметила, как варвары схватились за головы, затыкая уши, словно голос причинял им нестерпимые муки. “ПРИГОТОВЬТЕСЬ К СМЕРТИ!” Надсмотрщики попадали на колени и завопили. Кири же наоборот вскочила – голос из долины наполнил её чувством надежды. Она сжала зубы и побежала. Девочка устремилась обратно вверх, понятия не имея, куда направляется. Повсюду вокруг рабы в страхе уставились на склоны горы, позабыв о своей работе. К Кири бежал Келлан. Его глаза сияли. “Войска Зигмара!” – произнес он. – “Они пришли спасти нас!” 

Однако Кири не была в этом уверена. Да, солдаты Зигмара сражались, чтобы восстановить порядок – её мать часто рассказывала о могучем короле в его небесном владении Азира. Войска Зигмара могут разбить варваров, они могут разрушить недоделанные укрепления и захватить власть над местностью. Но бой будет яростным, и любой может быть запросто перемолот меж двух противоборствующих и не знающих жалости сторон. 

“Мы не можем здесь оставаться,” – сказала она Келлану. – “Моя мать…Она…Мы должны бежать, пока еще есть время.” Но Келлан лишь мотнул головой и нагнулся за увесистым камнем. “Нет, Кири,” – ответил он. – “Мы должны сражаться.” Он воздел кулак в воздух и рабы вокруг последовали его примеру.
 “За Зигмара!” – закричали они. – “За Азир!” 
Келлан ринулся вверх по склону. Другие рабы последовали его примеру. Над ними нависала недостроенная крепость. Зловещие каменные лица, казалось, корчились от каждой вспышки молнии. Кири тоже побежала вслед за другом, но затем одернула себя. “Стой, ты должна убираться отсюда.” Но ноги не послушались её. Услышав крики, девочка повернулась и увидела, как трое надсмотрщиков устремились ей наперерез, поднимая облака пыли своими массивными сапогами. Она нырнула под деревянные подмостки у основания стены, где лежала груда валунов, ожидающих своего часа. Пригнувшись, Кири вытащила деревянные клинья, удерживающие кучу камней на месте, и со всей силы толкнула верхний булыжник. Валуны покатились вниз по склону. Варвары запоздало попытались увернуться. Раздался треск, а затем громкий скрежет. Один из камней врезался в основание подмостков, заставив их сотрястись. Рабы, стоящие наверху, стали испуганно озираться и заглядывать через край. Еще один валун ударил в деревянные подпорки и это стало последней каплей. 
 “Прыгайте!” – крикнула Кири, прячась за огромным плоским камнем, когда деревянная конструкция начала рушиться. Она увидела, как прыгнули люди, спасая свои жизни. Внешняя стена дрогнула, лишившись опоры, и развалилась. Каменные морды зверей опрокинулись и покатились по земле, хватая зубами песок и щебень. Недостроенные укрепления рассыпались на куски по всему горному склону. Послышался радостный клич, и когда пыль осела, Кири увидела, как мужчины и женщины поднимаются на ноги, подхватывая камни и деревянные обломки. Тут появились еще надсмотрщики, но рабы накинулись на них, пользуясь численным превосходством. Свистели кнуты, мелькали кулаки, и всё вокруг потонуло в полной неразберихе. Кири пробралась сквозь обломки внешней стены, направляясь к недостроенной крепости. Она понятия не имела, куда идет. Но какой-то едва различимый голос взывал к ней – она не разбирала слов, но точно знала, о чем он говорит. Всё это было очень странно. 

Девочка оказалась во внутреннем дворе на открытом пространстве между внешней стеной и самой крепостью. Перед ней открылся проход в виде разинутой пасти, ведущий в глубь строения. Вокруг входа были высечены зловещие знаки и символы, которые, казалось, корчились и извивались под взглядом Кири. Она с болью в глазах поежилась. Но тот самый таинственный голос требовал продвигаться вперед. Раздались крики, когда толпа рабов перелезла через разрушенную стену и устремилась во внутренний двор. Среди этих людей, размахивающих кирками и трофейными мечами, девочка увидела Келлана. Затем вдруг земля задрожала, а из темноты тоннеля застучали барабаны. Как один, люди повернулись, глядя на вход в крепость. Оттуда в атаку ринулись варвары, по трое в ряд, с зазубренными клинками в руках и облаченные в ужасающую броню, на которой виднелись подвешенные черепа и знаки Хаоса. Их лица сияли в тусклом свете. Они спустили своих боевых псов, и те безжалостно налетели на рабов, оттесняя их назад.

 Кири увидела, как кровь окропила землю. Битва обещала быть скоротечной. Девочка посмотрела на темный вход в крепость. Путь был устлан телами павших, но желание пробраться туда оказалось сильнее страха. Она кинулась вперед.
 Первый варвар, вставший у неё на пути оказался не помехой – один меткий выстрел из рогатки, и хаосит свалился с ног, схватившись за разбитую голову и крича от боли. Зато другой надсмотрщик застал её врасплох, появившись словно из ниоткуда, но Кири толкнула его, что было сил, прямиком в группу вооруженных рабов. Те быстро расправились с подвернувшимся под руку неприятелем. Вход теперь был совсем рядом. И девочка во что бы то ни стало должна была добраться до него.

 Еще пять фигур, вооруженных кнутами и мечами, вышли из тени, и сердце Кири упало. Она подняла рогатку, но их было слишком много. Взмах меча – Кири увернулась, отпрыгнув назад. Свист кнута – она вовремя присела, лишь рассеченный воздух колыхнул её волосы. Но тут варвары окружили девочку со всех сторон. Бежать было некуда.
 И тут грянул гром. Земля затряслась. Хаоситы замерли, глядя в небо. Эпицентр бури был теперь прямо над ними. Облака яростно клубились, а ветер буйствовал без устали. Со стен крепости сорвало несколько камней, и те с грохотом упали вниз. В воздухе чувствовалось явное напряжение. 
Молния ударила прямо во внутренний двор. Заряд ослепительно-белой энергии расколол плитняк. Кири зажмурилась. Вспышка света оставила отпечаток на её сетчатке. Когда девочка вновь открыла глаза, то увидела внушительную фигуру, стоящую в месте удара молнии. Это был мужчина, закованный в превосходную золотую броню. Его лицо было скрыто под боевой маской. В руках он сжимал огромный меч, а его синий плащ развевался на ветру.

Warhammer Adventures,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)


 Кири остолбенела. Грозорожденный Вечный. Она всю свою жизнь слушала истории об их доблести, но даже не надеялась встретиться с одним из них лицом к лицу. Эти воины Зигмара верхом на молниях устремлялись в самую гущу боя, туда, где были нужны больше всего. Их шлемы были похожи на золотые короны, а щиты несли на себе символ Гхал Мараза, легендарного молота Бога-Короля. Кири оскалилась. У варваров теперь не было ни единого шанса. 
Молнии сверкали снова и снова. Еще две фигуры возникли посреди двора, затем еще две, и еще. Рабы и их надсмотрщики застыли в изумлении, глядя, как воины Зигмара формируют боевые порядки и маршируют в ногу по залитой кровью земле. Варвары опомнились и с ревом устремились в атаку. Кири не могла отвести взгляд. 

Затем вдруг она почувствовала внезапную боль и схватилась за запястье. Её родимое пятно невыносимо жгло, будто опаляемое огнем. Тогда девочка поняла – это и был источник того внутреннего голоса. Он направлял её, вел её, и теперь он не мог позволить просто стоять и ждать.
 Она забежала в широкий тоннель, стараясь не смотреть на скрученные нечеловеческие фигуры, высеченные в стенах по обе стороны от неё. Крики варваров звенели в её ушах, пока она бежала вперед. Тоннель вывел девочку в просторный круглый зал без крыши. Впереди виднелся идеально ровный круг из полированного камня, высотой в десять её ростов. Вглядевшись в него, Кири увидела лишь противоположную стену. Всего-навсего пустое каменное кольцо, с бледными рунами на нем. Неужели ради этого все эти люди сражались и погибали? 
Девочка подошла поближе. Там, в основании круга она узнала одну руну. Точно такой же символ был на запястье Кири. Родимое пятно начало покалывать. Раздался треск, и внутри круга появилось тусклое красноватое свечение. Энергетические нити зазмеились в воздухе. Девочка никогда раньше не видела Врата Владений, по крайней мере она не помнила ничего подобного. Но при этом она была полностью уверена, что перед ней именно они. Портал в другой мир, пробужденный и взывающий к ней. 
Кири застыла на мгновение. Что ждет её по другую сторону? Врата могли вести куда угодно – во Владение Теней, или Света, или даже Смерти…Но возможно они вели в Гиран, Владение Жизни, где находился столь желанный город Лайфстоун. Её дом…  
Звуки битвы стали звучать все ближе. Молнии сверкали в небе, когда все больше Грозорожденных вступало в бой. Вскоре они получат свою награду. Врата владений перейдут под их контроль, и Кири никогда не узнает, что находится по другую сторону. Сжав кулаки, она подошла ближе. 
Пучки красной энергии устремились ей навстречу, и девочка почувствовала, как волоски на её коже встали дыбом. Она сделала глубокий вздох. Чего же она медлит? Кири шагнула в круг и мгновенно исчезла…
Развернуть

Beasts of Chaos Grand Alliance Chaos Age of Sigmar Library (AoS) ...Warhammer Fantasy фэндомы 


Beasts of Chaos,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)

Поклоняющиеся Кхорну Звери Хаоса обретают дар Кровавого Бога - частицу его пылающего гнева и неугасимой жажды убийства. Для них разрушение городов и свержение идолов - праздное развлечение, которым можно заняться, лишь утопив землю в крови, дабы с небес полился багровый дождь.

 С каждой неистовой битвой звериные инстинкты становятся острее, словно клинок, точимый в великой кузнице их покровителя. Бездумная тяга к анархии исчезает, ибо Кхорн показывает своим слугам, что благодаря воинскому мастерству и военной дисциплине они могут превратить в скотобойни все Владения Смертных. 


Стада череподёров идут на войну плотно сомкнутыми рядами, облачившись в покрытую губительными рунами броню и держа в руках жуткие клинки. Каждый их выверенный удар несёт смерть, разрубая тела и снося головы, выпуская бьющие фонтаны крови. С каждой падающей на шкуру зверолюдей тёплой каплей крови их гнев нарастает, и пена начинает литься изо рта, когда они топчут ногами выпущенные потроха. Наконец, они дают накопившейся ярости извергнуться подобно вулкану, истребляя всех уцелевших врагов. После битвы они собирают у подножия монолитов огромные горы черепов как подношение Кхорну. 


Восьмирогие Череподёры - самое печально известное из поклоняющихся Кхорну племён, чтящее его как Великого Бронзового Быка, терзающего измерения, и бесчинства его привели к неописуемым разрушениям в Хамоне. Самой жуткой из привычек череподёров является пожирание мёртвых и умирающих, ибо они верят, что так обретают силу убитых ими. Они пожирают всю плоть, не оставляя ни кусочка, кроме одного органа - мозга, не содержащего мощи, а потому выбрасываемого.





Beasts of Chaos,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)

Запах магии - вот что влечёт Зверей Хаоса, поклоняющихся Тзинчу и известных как Страннороги, Кривокопытцы и Перевёртыши. Они жаждут не просто терзать плоть и проливать кровь, но и осквернять чары, наложенные другими созданиями. Эти создания поклоняются Тёмному Богу как Зверю-Со-Множеством-Обличий, исказителю измерений, поглощающему плоть, магию и судьбы, а затем изрыгающему их в новом обличье, приятном истинным детям Хаоса. 


Со временем воздвигнутые стадами этих созданий монолиты изменяются, разрастаясь и наполняясь энергией, когда звери приносят к ним подношения из зачарованных реликвий и сжигают в кострах фолианты знаний. Истекающие из столпов потоки энергий Хаоса привлекают не только тзаангоров и крылатых чудовищ, но и полубезумных мудрецов из близлежащих городов. Чтящие Тзинча зверолюди не убивают их, а наблюдают, как тёмный бог превращает чужаков в столь же диких созданий, присоединяющихся к племени. 


Древнейшей и самой зловещей из стай являются Улк'гнар, обитающие в Хише. Когда-то они были племенем существ, что искали просвещения, приняв человеческую сторону себя и избегая зова инстинктов. Они жили в мире с иными созданиями, но когда в эти земли пришёл Зигмар, то люди и эльфы обратились на зверей и почти полностью всех их истребили. 

К концу Эры Мифов в живых остался лишь один зверь из Улк'гнар, воззвавший к Тзинчу, моля о мести за своих мёртвых родичей. И тогда Проклятие Перемен захлестнуло королевства, созданные племенами людей и эльфов, превратив их свирепых созданий, уничтоживших свои владения. Так новые зверолюди стали частью Улк'гнар, а за ними и представители многих иных сокрушённых страннорогами цивилизаций.




Beasts of Chaos,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)

Ужасающий смрад Гнильцов сбивает врагов с ног ещё до того, как поклоняющиеся Нурглу зверолюды оказываются достаточно близко, чтобы ударить клинками. В пастях ревущих чудовищ чернеют гнилые клыки, а на мускулистых лапах виднеются нарывы и разрастающиеся опухоли. Их грязные шкуры кишат всевозможными насекомыми и паразитами, причём не просто кровавыми клещами и чесоточными пауками, но также демоническими слизнями и разносящими оспу мухами. Эти кошмарные стада - разносчики заразы и предвестники скорби Владений Смертных. 


Поклоняющиеся Нурглу зверолюди считают себя мучениками, ибо они взывают к Чумному Богу ради возможности сломить цивилизации и королевства хворями, вернув земли к первозданной дикости. Гнильцы сражаются без страха, зная, что их смерти являются частью цикла гниения и возрождения, а когда их ранят, то фонтаны гноя и тлетворной крови заражают врагов. 


Прогнивший насквозь альфа-зверь, известный лишь как Слизезуб, привёл в Гуре к поклонению Нурглу племя Кишкокрутов. Направляемые его проповедями зверолюди осквернили свои монолиты и предались самобичеванию, дабы их раны были заражены, и вскоре стали разносчиками самых пагубных хворей, распространившимся и по земле вокруг. Впоследствии Слизезуб погиб в битве, пронзённый копьём ледяного владыки Грутбава, и его раздувшееся брюхо взорвалось. Забрызганные нечистотами огоры вместе со своими скакунами превратились в гниющие чучела, а узревшие последнее деяние вожака зверолюди вдохновились столь явным проявлением благосклонности своего бога и с тех пор разносили скверну Нургла.





Beasts of Chaos,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)

Немногие вакханалии могут сравнится с бесчинствами, устраиваемым в диких землях поклоняющимися Слаанешу созданиями Хаоса. Пирующие и сражающиеся ради утоления своих прихотей гедонисты постепенно звереют. Наконец, не в силах сдержать жажду резни, они мчатся к ближайшему городу, возвещая о своём приближении пронзительным воем рогов, и бросаются на первых попавшихся, дабы с упоением надругаться над ними самым ужасным образом. 


Для детей Хаоса Слаанеш - Зверь-Гедонист, эпикуреец, прародитель и альфа-осквернитель. Души поддающихся влиянию жестокого Тёмного Князя зверолюдей переполняют ненависть и зависть к цивилизованным народам владений смертных. Они одновременно обожают и ненавидят прекрасные безделушки и изысканные украшения, создаваемые людьми, эльфами и дуардинами, и готовы разорить целые королевства ради них. 


Голодод до прекрасного заставляет зверолюдей днями разорять города после истребления их жителей, пожирать драгоценные камни и кольца, расплавлять драгоценные металлы, чтобы покрыть позолотой свои рога, копыта и монолиты. После таких пиршеств неистовства, когда вокруг не остаётся ничего, кроме разрушения, звери начинают чувствовать ненависть к себе, осознавая своё преклонение перед цивилизацией. Но затем это ощущение исчезает, когда зверолюди начинают искать себе новые цели для грабежей. 


В Акши бесчинства поклоняющихся Слаанешу Идолищ оказались столь впечатляющими, что за стадами начали следовать воинства искателей-демонесс, верящих, что зверолюди учуяли запах Тёмного Князя и несутся к месту его заточения. Какой бы ни была правда, в каждой новой земле Идолища устраивают всё более жестокие вакханалии...





Beasts of Chaos,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)

Среди зверей Хаоса нет искажённых телом и разумом сильнее, чем отродьеделы. Когда твари из этого стада мчатся на врагов, то они бегут на четвереньках или ползут бочком, длинные языки вываливаются из их распахнутых пастей, а когтистые лапы изгибаются под неестественными углами. Блеющий зов зверолюдей вздымается до душераздирающего воя, а раскатистый рёв быкорогов, драконоогров и иных огромных чудовищ изгоняет из разумов все мысли и наполняет сознания кошмарными видениями. 


Обрушиваясь на своих жертв, зверолюди размахивают когтями и клинками, раздирая их на части, словно безумный вихрь. Даже убив своих врагов, они продолжают раздирать их с невыразимой яростью, и одного лишь зрелища подобной дикости достаточно, чтобы сломать рассудок многих смертных воинов. 


Отродьеделы поклоняются созданию, известному как Моргур, Несущему Мутации и Великому Низводителю. Это создание из Царства Хаоса не раз воплощалось в мире-который-был, сея анархию и порчу всюду, где он шёл, и искажая мир в соответствии со своими мрачными видениями. Тот мир погиб, но сущность Моргура не исчезла и просачивается в дикие земли Владений Смертных сквозь трещины в барьере между реальностями. 


Для этих зверолюдей истинно благословенными творениями Великого Низводителя являются отродья Хаоса, мутировавшие твари, корчащиеся в местах, насквозь пропитанных искажающей энергией. В этих искажённых до неузнаваемости созданиях они видят исполнившуюся волю своего всеразрушающего божества. И потому, когда тела величайших чемпионов сих зверолюдей не выдерживают ударов врагов, часто они обретают Дар Моргура, перерождаясь в отродий Хаоса. 


Среди стад сего племени есть необыкновенно много блеющих шаманов, чей бессвязный рёв становится ещё безумней, когда они обретают ниспосланные жутким богом пророчества. Они направляют гон зверолюдей и ведут их пор извилистым тропам войны истреблять и разрушать, каждым актом осквернения оставляя всё большие прорехи в ткани реальности. Чувствуя, что всё больше энергии Хаоса вливается во Владения Смертных, шаманы предсказывают время, когда Моргур не просто вновь воплотится, но возвысится в Пантеоне над всеми иными Тёмными Богами. И потому даже зверолюди из иных племён остерегаются Отродьеделов, ведь пусть большинство Зверей Хаоса и жаждет ослабить барьеры между Царством Хаоса и Владениями Смертных, эти безумцы жаждут превратить всё сущее в бурлящую первозданную слизь, сквозь которую свободно потечёт сущность Моргура.

Развернуть

Beasts of Chaos Grand Alliance Chaos Age of Sigmar Library (AoS) ...Warhammer Fantasy фэндомы 

 л ( V 1 i Ч,Beasts of Chaos,Grand Alliance Chaos,Age of Sigmar,Warhammer Fantasy,Warhammer FB,фэндомы,Library (AoS)


Даже в самых цивилизованных землях зов Хаоса силён. Обещания невообразимых сил и знаний завлекали благороднейших смертных. Однако присягнуть Тёмным богам означает навлечь на себя полное и неминуемое проклятие. С благими намерениями множество праведных воинов и добродетельных магов опускались до жестокости, отдавая свою душу в обмен на силу только для того, чтобы убить тех, кого они когда-то пытались защитить. Такова природа Богов Хаоса - в качестве платы за свои дары они требуют вечного служения. 


В то время как Звери Хаоса с трепетом взирают на разрушения, творимые Разрушительными силами, они редко служат им. Тех, кто обрекает себя на служение одному или нескольким Тёмным богам, собратья считают слабаком, ибо для этих существ нет ничего более ценного чем прирождённая сила и необузданная дикость. Выпрашивать у другого существа силы, валяться в ногах у более могущественного создания в тщетной надежде быть награждённым - унижение в высшей степени. В то время как существа в каждом стаде следуют за альфой, иерархия держится лишь на силе Зверолорда или Бык рока и сохраняется до тех пор, пока эти высшие воины способны отразить любой брошенный им вызов. Но ярмо Богов Хаоса не так-то просто избавиться. 


С презрением относясь к смертным почитателям Тёмных богов, Звери Хаоса не уважают и демонов, считая их не более чем рабами своих создателей. Несмотря на то, что демоны могут быть жестокими или хитрыми, они навсегда скованы, выполняя роль продолжения воли своего бога, убивая лишь тогда и тех, на кого укажет их господин. Подобное существование враждебно чистой анархии существ диких земель. Для них служение пантеону Хаоса лишь ограничивает их разрушительную ярость, загоняя их в рамки предпочитаемой жестокости другого существа. 


Поэтому Звери Хаоса считают себя единственными истинными детьми Хаоса, смертным воплощением анархии в Восьми мирах. Для них Тёмные боги - это не вершина, к которой они стремятся, а всего лишь сущности огромной силы, загнавшие себя на узкую ограниченную дорожку. Зверь, который отдаётся Разрушительным силам, лишает себя свободы чистого Хаоса. 


Лишь несколько пород зверей неразрывно связаны с Богами Хаоса. Наример Тзаангоры поклоняются Тзинчу, бог колдовства придаёт им птичью форму и дарует способность видеть будущее и прошлое других существ. Стада Грозопрезренных вынуждены служить всем Разрушительным силам, заключив пакт с пантеоном Хаоса в обмен на вечную жизнь. Однако Драконоогры редко обращаются к богам за дарами или благословениями, предпочитая полагаться на собственную чудовищную силу в сокрушении врагов.

Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме Library (AoS) (+5 картинок, рейтинг 16.1 - Library (AoS))